Константин Стригунов (strigunov_ks) wrote,
Константин Стригунов
strigunov_ks

Categories:

ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ МЕХАНИЗМ И ЗАКОНЫ НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ. Часть I

Уважаемые читатели, представляю научную статью "Фундаментальный механизм и законы неклассической войны", написанную мною в соавторстве с доктором политических наук, профессором МГУ Андреем Викторовичем Манойло. Список литературы (кому интересно) выложу отдельным постом.

Аннотация. В статье рассматривается вопрос о создании единой системы описания различных типов неклассической войны. Впервые выявлен фундаментальный механизм возникновения синергетического эффекта от воздействия неинтервенциональных элементов насильственного контроля, лежащий в основе неклассических войн. Сформулированы три закона подобных противостояний. Исследована внестоличная разновидность «цветной» революции в Гонконге, используемая совместно с технологией торговой войны, активированной администрацией Д. Трампа против Китая. Предложено создание исследовательско-экспериментальной базы в составе центра мониторинга и раннего предупреждения информационных угроз, исследовательско-испытательного полигона по изучению технологий информационных войн в лабораторных условиях и ситуационного центра, способного выявлять и отрабатывать угрозы, связанные с торговыми войнами.

Ключевые слова: неклассическая война, неинтервенциональные элементы, торговая война, гибридная война, информационная война, «цветные» революции, сетевые группы, синергетический эффект, стратегическое мышление.

***

Революция последних десятилетий в концепциях и технологиях агрессии на международной арене привела к тому, что целый ряд стран мира столкнулся с угрозами нового типа, противодействовать которым удается далеко не всем. Речь идет о явлениях, известных в научном сообществе, политической среде и СМИ, прежде всего, как «цветные» революции и гибридные войны. Кроме того, регулярно используются и другие термины, в частности, «управляемый хаос», «сетецентрические войны», «организационное оружие» и т.д. Вследствие специфики данных феноменов они зачастую обозначаются одним и тем же термином или же, напротив, разными терминами описывается одно и то же явление. Неоднозначность в интерпретации воздействия новых форм агрессии на объект-мишень, оперирование терминами в рамках устаревших парадигм и, как следствие, сильнейшая терминологическая путаница дезориентируют экспертное сообщество, не говоря уже про политических обозревателей и комментаторов, не занимающихся профессионально этим вопросом.

Целый ряд отечественных авторов (например, [1, 2, 3]) рассматривает «мягкую силу», ««цветные» революции и гибридные войны иначе, чем зарубежные специалисты (McCulloch T. and Richard J. Hybrid Warfare. 2013. Joint Special Operations University Report 13-4.) (кроме того, см. [4, 5, 6]). В большинстве случаев иностранные, как правило, западные, исследователи по политико-идеологическим причинам представляют ««цветные» революции как едва ли не настоящие восстания народных масс против «тиранических режимов», а термин «гибридные войны» так и вовсе применяется к действиям России и негосударственных акторов на международной арене, но не к США и их союзникам. Как следствие, разночтения носят не только научный характер, связанный с различными подходами и методологией при анализе обсуждаемых явлений, но и в существенной степени обусловлены принципиальными различиями в политических взглядах и мировоззрении аналитиков. Такие расхождения между отечественными и иностранными экспертами часто непреодолимы. Однако сказанное не означает, что нет возможности преодолеть разночтения внутри экспертного сообщества России; в этом есть острая надобность, поскольку отсутствие согласованности ведет к неверной интерпретации этих явлений. Более того, как выяснилось, само формулирование необходимости создания единой системы описания «цветных» революций, гибридных войн и т.п. сопряжено с определенного рода сложностью, обусловленной отсутствием общепринятого понятийного аппарата.

В силу указанных причин на сегодняшний день назрела задача преодоления терминологической разрозненности и создания единой системы координат, в которой и следует работать при изучении современных типов агрессии. При комплексном подходе в их анализе можно прийти к заключению о том, что данные формы агрессии, обозначаемые устоявшимся множеством терминов, не говоря уже о новых, бессистемно добавляемых к уже существующим, представляют собой не только разновидности современных конфликтов (войн), технологий или доктрин; они — части намного более сложной системы воздействий на международные процессы и их акторов.

Следовательно, создание системы описания способствует верным выводам, а значит, и эффективным мерам противодействия новым угрозам, прежде всего, со стороны России. В качестве примера применения новейших технологий неклассической войны в статье затронута торговая война между США и Китаем, которая ведется во многом «на ощупь». Никогда еще в истории этих стран финансово-экономическое противостояние не носило столь ожесточенный характер: это — прецедент, возникший впервые именно в нынешней политической реальности. В этой войне США, в основном, нападают, а Китай, в основ- ном, защищается; ни у одной из стран нет опыта ведения подобного рода войн, нет «домашних заготовок», клише, проверенных практикой приемов, гарантирующих результат. Обе стороны ведут торговую войну, подбирая способы воздействия на оппонента методом проб и ошибок.

Именно поэтому в действиях американской и китайской сторон на тактическом уровне много импровизации и чисто ситуационного реагирования. Но это вовсе не означает, что в данной войне у США нет стратегии — стратегия у Д. Трампа есть, и она довольно простая: удушение Китая путем выравнивания (за счет непрерывного роста пошлин) внешнеторгового баланса США-КНР и в перспективе сведение дефицита внешнеторгового баланса с ним к нулю. В рамках подобной стратегии Д. Трамп действует очень жестко, логично и предсказуемо, шаг за шагом «додавливая» Китай, все еще надеющийся на заключение с США «сделки» на принципах равноправного партнерства. Однако торговая война идет не сама по себе, а в увязке с целым набором средств воздействия по самым разным направлениям — от подрыва инициативы «Один пояс, один путь» до применения технологии внестоличной «цветной» революции в Гонконге. Они образуют единую систему воздействия на Китай, столь разрушительную по своему характеру, что ее можно считать разновидностью оружия массового поражения неклассического типа.

Наконец, информационные операции, осуществляемые против России ее геополитическими противниками, требуют скорейшего создания адекватных структур и подготовки кадров для отражения таких современных типов неклассических противостояний, как гибридные и торговые войны, а также информационные операции.

* * *

Прежде чем непосредственно перейти к анализу проблемы, во избежание недопонимания определимся с основными терминами, которые будут использоваться в дальнейшем.

Под объектом-мишенью имеется в виду, как правило, государство, над которым агрессор пытается получить насильственный контроль. При этом война — это акт насилия, цель которого состоит в том, чтобы заставить противника выполнить волю агрессора [7]. Следовательно, речь идет об установлении насильственного контроля над объектом-мишенью.

Под прямой интервенцией — понимается классическая война, где регулярные войска, т.е. вооруженные силы (ВС) агрессора, используются как главный инструмент в осуществлении насильственного контроля над объектом-мишенью, а все остальные средства — неинтервенциональные элементы насильственного контроля — играют второстепенную роль. Поясним на примере. Начальник Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации В. Герасимов привел оценку (Герасимов В.В. Ценность науки в предвидении. [Электронный ресурс] // Военно-промышленный курьер. 2013. 26 февраля. URL: https://www.vpk-news.ru/articles/14632 (дата обращения: 28.04.2019).) соотношения военных и невоенных мер при разрешении современных межгосударственных конфликтов как четыре к одному. Под «военными мерами» он понимает то, что авторы настоящей статьи называют прямой интервенцией. Под тем, что обозначается В. Герасимовым как «невоенные меры», следует понимать меры военные, но непрямые (неинтервенциональные), т.е. без использования актором вооруженных сил в масштабной интервенции как главного инструмента в достижении насильственного контроля. Далее в статье они обозначаются как «неинтервенциональные элементы насильственного контроля».

Неклассическая война или неинтервенциональная война — осуществление насильственного контроля над объектом-мишенью без полномасштабного применения прямой военной силы агрессором, результат которого сопоставим с результатом от прямой интервенции.

Кроме того, мы ввели термин «неинтервенциональные элементы насильственного контроля (войны)» — составляющие насильственного контроля, не относящиеся к применению собственно вооруженных сил. К ним относятся: информационно-психологические операции (информационная война, включая фейковые новости), экономическое давление, санкции, «торговые войны», финансовые атаки, политико-дипломатическое агрессивное воздействие, применение сетевых групп, подрывная работа спецслужб, массовое использование некоммерческих и неправительственных организаций (НКО, НПО), работающих в интересах агрессора, и т.п. Если в прямой интервенции они выполняли второстепенную роль, то в неклассической войне их роль доминирующая.

Информационная война — вооруженный конфликт, в котором столкновение сторон происходит в форме операций с применением информационного оружия. Структурно современная информационная война состоит из последовательности операций, объединенных единым замыслом и согласованных по целям, задачам, формам и методам информационного воздействия. Информационная война является одним из неинтервенциональных элементов насильственного контроля, который может применяться как в увязке с другими неинтервенциональными элементами, так и независимо от них.

Другим важным элементом насильственного контроля являются сетевые группы — молодежные протестные движения или иррегулярные военизированные формирования, используемые в качестве основного инструмента демонтажа политического режима/государства в неклассической войне.

Под «цветными» революциями мы понимаем технологии осуществления государственных переворотов и внешнего управления политической ситуацией в стране в условиях искусственно созданной нестабильности, в которых давление на власть осуществляется в форме политического шантажа с использованием в качестве инструмента шантажа молодежного протестного движения. Это одна из разновидностей неклассической войны. Кроме того, дадим определение такому понятию как синергия.

Синергия — это превышение результата деятельности системы над арифметической суммой результатов элементов системы, действующих по отдельности.

В заключение отметим, что понятие «терроризм» нами трактуется в соответствии с Уголовным Кодексом Российской Федерации (УК РФ) (Статья 205 УК РФ. Террористический акт. [Электронный ресурс]. URL:http://www.consultant. ru/document/cons_doc_LAW_10699/43942021d9206af7a0c78b6f65ba3665db940264/ (дата обращения: 28.04.2019).), международный терроризм» — в соответствии с определением [8], а «государственный терроризм» — в соответствии с Женевской декларацией о терроризме от 1987 года (UN General Assembly Doc. A/42/307 [online]. The Geneva Declaration on Terrorism. 1987. 29 may. URL: http://www.i-p-o.org/GDT.HTm (дата обращения: 29.04.2019)). Под технологией мы понимаем систему операций и процедур, выполняемых управляющим контуром в определенной последовательности с использованием необходимых для этого методов и технических средств.

Наконец, оружие — это совокупность технических средств, способов, методов и технологий, предназначенных для получения насильственного контроля над объектом-мишенью в интересах актора, который его применяет. Таким образом, данное определение и понимание термина «оружие» имеет более широкий смысл, чем определение в УК РФ (Федеральный закон от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ «Об оружии». Статья 1. [Электронный ресурс]. URL: http://ivo.garant.ru/#/document/10128024/paragraph/57869:1 (дата обращения: 29.04.2019)).

Продолжение следует...


Tags: войны и военные конфликты, вопросы теории, гибридные войны, организационное оружие, системы, технологии, управляемый хаос, цветные революции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments